Сергей Манаков предлагает Вам запомнить сайт «Медвежий угол»
Вы хотите запомнить сайт «Медвежий угол»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

О семье, любви, правдиво о политике и немного о медведях.

Сейчас онлайн

  • Елизавета Тонких
  • Хакасец Хакасец
  • Юрий моушин
  • Сергей Мамонов
  • Олег Буниятов
  • Олег Болдышев
  • Мирошников Виктор
  • ЛЕОНИД
  • Александр Власов
  • Николай Черемисин

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития

развернуть

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития

Рассказывая о том, как СССР, а потом Россия строили-строили и, наконец, достроили Богучанскую ГЭС

, аналитический онлайн-журнал «Геоэнергетика.ru» заранее рассчитывал на продолжение статьи. Дело в том, что, когда в 2006 году стройка была «разморожена», это было уже не просто решение о том, что начатое нужно завершить. БоГЭС стала только частью куда как более обширного замысла, о чем мы и хотим вспомнить в этот раз.

Нижнее Приангарье – регион Красноярского края в составе Енисейского, Богучанского, Кежемского, Мотыгинского и Северо-Енисейского районов, занимающих общую площадь в 260 тысяч квадратных километров. При этом население Нижнего Приангарья – 230 тысяч человек.

Появление программы

В апреле 2004-го тогдашний губернатор Красноярского края Александр Хлопонин постарался заинтересовать потенциальных инвесторов теми природными ресурсами, которые сосредоточены в Нижнем Приангарье – общая стоимость природных ресурсов региона оценивалась тогда в 230-460 млрд долларов. Почему такой разброс? Геологическая разведка и сейчас закончена только на 20%. Из того, что известно точно, к примеру – залежи золота, объем которых составляет не менее 10% того, что имеется в России. Здесь же расположено одно из крупнейших в мире месторождений свинца – Горевское, здесь же – Порожинское месторождение марганца, рядом – железные руды.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Леса Сибири вокруг Богучанского алюминиевого завода (Россия), Фото: boaz-zavod.ru

Впрочем, нет смысла продолжать этот список, в котором из 70 металлов, активно используемых нашей цивилизацией, в земле Приангарья имеются 63. Ну, и есть то, что многие из нас видели, как минимум, из иллюминаторов самолетов – лес, тайга. Расчетная лесосека в регионе составляет 49 миллионов кубометров в год, что позволяет заниматься не только лесным производством, но и строить Целлюлезно-бумажные Комбинаты (ЦБК). Александр Хлопонин первым предложил разработать комплексную программу освоения всех этих богатств – без натяжки можно назвать такую идею новой индустриализацией Сибири.

Руды металлов, лес, золото – казалось бы, интерес инвесторов должен был быть обширным. Но оказалось, что только казалось – частный инвестор, выразивший интерес к потенциально возможной программе, нашелся ровно один. Олег Дерипаска, список титулов и владений которого удивляет и восхищает. Единственный бенифициарный владелец Базового элемента, президент Объединенной компании Русал, президент En+ Group. После всех объединений в составе Русала – более 40 заводов на 5 континентах, но интерес к Сибири у господина Дерипаски был всегда и остается сейчас. Красноярский, Саяногорский и Хакасский алюминиевые заводы, Ачинский горный комбинат, Братская, Иркутская, Красноярская и Усть-Илимская ГЭС – это бриллианты и жемчужины его владений, которые первыми приходят в голову. В 2004 году ГЭС еще не были собственностью EoN Group, но компания контролировала их весьма плотно, поскольку алюминиевые заводы были главными потребителями производимой ими электроэнергии.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Олег Дерипаска, Фото: vbloknot.com

Разумеется, Олег Дерипаска был прекрасно осведомлен о недостроенной Богучанской ГЭС. Но в 2004 году он был совершенно уверен, что генерального подрядчика на завершение ее строительства в России найти невозможно – ведь со времен строительства последней крупной ГЭС в нашей стране миновало уже 20 лет. Да и в РАО «ЕЭС России» придерживались такого же мнения – 21 апреля 2004 года, к примеру, по поводу судьбы БоГЭС господин Чубайс вел переговоры с представителями австрийской компании VA TECH. Для РАО ЕЭС необходимость завершения строительства была очевидна – поддержание стройки в состоянии, гарантирующем безопасность от техногенной катастрофы, съедало немало денег, а ликвидация уже построенного в советское время обошлась бы дороже, чем окончание стройки. Появился и третий потенциальный инвестор – Внешторгбанк. Но выбор инвесторов был прерогативой правительства, да и комплексной программы не было даже в эскизе. Для ее разработки в мае 2004 в Красноярске была создана рабочая группа, которой и предстояло создать первый в новой России государственно-частный проект очень серьезного масштаба. В капиталистической России – комплексный план развития, поскольку никакого другого варианта, кроме комплексности, кроме плана Нижнее Приангарье «не принимало». Инвесторы не придут туда, где нет дорог, нет городов, нет поселков, нет электроэнергии.

Что же такое «комплекс»?

В июле 2005-го министр экономического развития и торговли Герман Греф провел рабочее совещание непосредственно на БоГЭС. В совещании приняли участие Александр Хлопонин, руководитель ГидроОГК Вячеслав Синюгин, Олег Дерипаска, генеральный директор БоГЭС Борис Ефимов, заместители Хлопонина. На совещании рассматривалось сразу два проекта, предварительной стоимостью по 1,2 млрд долларов каждый – окончание строительства БоГЭС и строительство в регионе крупного алюминиевого завода. Но были и еще две составляющих будущей комплексной программы (далее – КП) – строительство железной дороги Карабула-Кодинск и возможное строительство в Кежемском районе ЦБК.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Герман Греф, Фото: rbk.ru

Греф считал, что имеет смысл рассматривать в едином комплексе только это, но Вячеслав Синюгин тут же напомнил о «небольшой технической детали» – по прикидкам энергетиков, очистка ложа будущего водохранилища стоила около полумиллиарда долларов. Поскольку Сбербанк не финансирует Геоэнергетику, мы цитируем ответ господина министра полностью. Тем, кто имеет счета в этом банке – не читать!

«Нормы устройства зоны затопления сильно устарели, они определены в 1976 году постановлением Совмина СССР, что требует переосмысления в новой ситуации. На Западе, где подготовка ложа водохранилища практически не ведется, через два года, когда затопленные деревья всплывают, водохранилище чистят, ограничиваясь минимальными затратами».

Вот так. Надеемся, что Синюгин и Ефимов вели себя корректно – не хихикали, пальцем у виска не крутили, известное изречение нынешнего нашего министра иностранных дел не цитировали. Всплывающие на поверхность каменные строения, стартующие туда же вековые сосны и лиственницы… Вот с такими шутками и прибаутками господин Греф сообщил, что завершение строительства БоГЭС включено в федеральную целевую программу, поэтому настала пора делать конкретные расчеты предстоящих работ и схем финансирования. В октябре ГидроОГК и Русал представили министерству экономического развития и торговли расчеты, согласно которым в Нижнем Приангарье, помимо БоГЭС и Богучанского алюминиевого завода (далее – БоАЗ), было бы целесообразно развивать добычу медных и свинцовых руд, а также целлюлозно-бумажную отрасль.

В мае 2006-го на III Красноярском экономическом форуме генеральный директор Корпорации развития экономического развития Красноярского края Михаил Дягилев вручил заявку на средства Федерального инвестиционного фонда на реализацию первого этапа КП развития Нижнего Приангарья. Просили 34 млрд рублей – на реконструкцию автодороги, строительство ЛЭП, ж/д ветки, строительство автодорожного моста через Ангару, подготовку ложа водохранилища. Первый этап планировалось завершить в 2010 году, а у Александра Хлопонина уже имелись наметки на продолжение КП: Тагарское металлургическое объединение, Чадобецкий цементный завод, Богучанский газоперерабатывающий комплекс, каскад Нижнеангарских ГЭС и многое другое. Но это «многое другое» остается «многим другим» и сейчас, спустя 11 лет после описываемых событий.

Всего через месяц решение о выделении средств было принято – в течение 4 лет Красноярский край действительно получил все 34 миллиарда, да еще и проиндексированные с учетом инфляции. Правительство конкретизировало цели финансирования: ЛЭП для выдачи мощности БоГЭС, ж/д ветка Карабула-Ярки (через Богучаны), автодорога Канск-Абан-Богучаны-Кодинск, автомобильный мост через Ангару в районе деревни Ярки. Ну, а ГидроОГК и Русал, в свою очередь, подписали инвестиционное соглашение, согласно которому они обязались на паритетных началах вложить в окончание строительства БоГЭС и строительство БоАЗ мощностью 600 тысяч тонн продукции в год 179,7 млрд рублей. Строительство обоих объектов должно было завершиться в 2009 году.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Поселок Таежный, Карта: wikipedia.org

В соглашении Русала и ГидроОГК было зафиксировано и местонахождение будущего завода – поселок Таежный, что в 200 км от БоГЭС. Как бы ни выглядели результаты совместной деятельности двух корпораций сегодня, предлагаем отдать должное людям, подписавшим это соглашение. Они действительно считали целесообразным именно комплексность развития Нижнего Приангарья. Вот цитата из текста соглашения:

«Проект БЭМО является примером государственно-частного партнерства. Его реализация станет ключевым элементом комплексной программы развития Нижнего Приангарья, которая предполагает строительство ЦБК, разработку газоконденсатных и железно-рудных месторождений, сооружение железнодорожной ветки и сети автомобильных дорог. БЭМО будет способствовать созданию в регионе свыше 10 тыс. новых рабочих мест и обеспечит дополнительные налоговые поступления в бюджеты всех уровней в размере около 2,4 млрд рублей»

Между строк соглашения – попытки Олега Дерипаски получить контрольный пакет БоГЭС, уменьшить оценку уже построенной части электростанции. Соглашение не было простым, было много сопоров, торговли, уступок – но оно состоялось. Власти Красноярского края уже начинали готовиться к решению серьезной проблемы – подготовки специалистов, которые требовались и для масштабного строительства, и для того, чтобы потом занять рабочие места на всем, что предстояло построить. Но приступило к своей работе и наше правительство – именно в этом ведомстве готовили так называемый «паспорт Комплексной Программы». Он был утвержден 30 ноября 2006 года – замечательный документ. Дороги и мост через Ангару, ж/д ветка, БоГЭС и БоАЗ в нем имелись, хотя инвесторы последних не упоминались. Но не было в нем ни слова конкретики о проекте ЦБК, кроме его названия, не было никаких промышленных объектов, кроме этих трех, никакой работы на месторождениях. Электроэнергия, дороги, мосты, алюминий, лес – все. Желающие могут убедиться – понятие «комплексности» из программы исчезло, как только проект программы попал в кабинеты нашего правительства.

Еще раз. Олигарх, миллиардер, буржуй и капиталист Олег Дерипаска считал целесообразным разработку месторождений и переработку добытого из них в Приангарье, хотя и не собирался в этом участвовать. Правительство, обязанность которого – развитие страны, этой целесообразности сумело не увидеть. Но в чем же тогда заключается комплексность?

«Дадим электричество, проведем дороги, Дерипаска пусть займется алюминием, а все остальные пусть взапуски валят лес» – вот такая программа получилась.

Почему, по какой такой причине? Может быть, мы чего-то не понимаем, не видим… Предлагаем считать, что правительство решило как можно четче, аккуратнее реализовать первый масштабный государственно-частный инвестиционный проект. Потренироваться, чтобы потом, на основании полученного опыта, начать делать действительно комплексные программы.

БЭМО

БоГЭС и БоАЗ с 2006 года стали двумя частями единого целого – БЭМО, Богучанского энергометаллургического объединения. Место, которое физически связывает электростанцию и завод – подстанция «Ангара» и ЛЭП в 500 кВ, которые стали предметом общей заботы двух участников проекта.

Спустя год в Приангарье появился третий инвестор, который принял решение развивать лесопереработку – Внешэкономбанк. Но его активность на первых порах особо заметна не была – в отличие от металлургов и энергетиков, завсегдатаями таежных уголков банкиры не были. Нужно было подыскать место для будущего лесоперерабатывающего комплекса, разработать ТЭО, вникнуть во все нюансы. Пока банкиры подыскивали «лесных профессионалов», энергетики и металлурги старались не терять времени. В мае 2007 прошла церемония закладки первого камня в фундамент алюминиевого завода, летом того же года на оба объекта БЭМО отправились студенческие строительные отряды – руководство края старалось сделать инвестиционные проекты привлекательными для молодежи.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Молодежь на строительстве БоАЗ, Фото: boaz-zavod.ru

Темп, который умудрились взять гидростроители уже в 2007 году, впечатлял – 200 тысяч кубометров железобетона в тело плотины за год, к концу года уже был перекрыт временный шлюз, прекратился лесосплав. Временный шлюз должен был проработать всего 4 года, реально же ему пришлось пропускать грузы в течение 17 лет. Наверное, вот с этого момента и стало окончательно ясно, что Богучанской ГЭС – быть.

Вот только в том же году, таком удачном для всех исполнителей КП, произошло еще одно событие, которое они сначала не смогли по достоинству оценить. Неподалеку, по сибирским, конечно, меркам – в Иркутской области, в славном городе Тайшете началась еще одна стройка. Тайшет, если кто забыл – город, из которого «стартует» БАМ и станция стыка БАМа и Транссиба. Именно тут, где обеспечена такая великолепная транспортная развязка, Русал начал самостоятельно возводить еще один завод, и тоже с сибирским размахом – при полном его запуске тут будет производиться 800 тысяч тонн алюминия в год.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Процесс строительства Богучанского алюминиевого завода, Фото: boaz-zavod.ru

Почему господин Дерипаска принял решение о его строительстве? По соглашению с ГидроОГК БоАЗ становился для БоГЭС «якорным» потребителем, но больше ни одного крупного потребителя в Приангарье так и не появлялось. Проектная мощность БоГЭС – 3’000 МВт, этого вполне хватало для обеспечения и второго завода, так почему бы и не воспользоваться этой благоприятной обстановкой? Нам кажется, что логика была именно такова. Если бы для оборудования Тайшетского завода не были законтрактованы импортные производственные линии, все могло бы получиться в соответствии с замыслом.
Программа набирает ход

К концу 2007-го была подана на государственную экспертизу оценка воздействия Богучанской ГЭС на окружающую среду, проектно-сметная документация на схему выдачи мощностей ГЭС, на строительство железной дороги Карабула-Ярки. Первый год реализации проекта радовал всех его участников, никто и не подозревал, что до мирового экономического кризиса и падения цен на алюминий оставалось чуть больше года. В январе 2008-го созрел и «лесной проект» от ВЭБа. 41 млрд рублей на целую цепочку предприятий – ЦБК, завод МДФ, лесопильное производство, завод по производству материалов для деревянного домостроения и так далее. На совещание с руководством Красноярского края банкиры прибыли с представителями проектировщиков ЛПК (лесопромышленного комплекса) – канадской компанией KSH Consulting и немецкой MAN, ведущими мировыми компаниями, проектировавшими целлюлозные и другие производства в Индонезии, Германии, Бразилии и других странах. Красиво звучит, правда? Опыт вот этих трех стран ВЭБ решил использовать для проектирования ЛПК, расположенного на 58-м градусе северной широты. Роскошный выбор, просто роскошный. Но, так или иначе, красноярцы кивнули головой, а банкиры уверенно заявили, что вот в 2008-м и приступят к строительству. Но к инвестиционному договору ВЭБ не присоединился, никаких обязательств начинать строительство у него не было, потому стройка долгое время «шла» только на бумаге. Бразильский проект сменялся индонезийским, работа просто кипела.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Процесс строительства Богучанского алюминиевого завода, Фото: boaz-zavod.ru

2008-й, не смотря на то, что мировой кризис продолжал усиливаться, для БЭМО прошел спокойно – рабочие графики не срывались, летом на помощь снова прибыли студенты, на ГЭС стало прибывать оборудование. Правда, сам Красноярский край не успел полностью освоить государственное финансирование для очистки ложа водохранилища — опаздывали проектировщики. Не хватало рабочих рук, на стройках трудилось уже больше 8’000 человек, и, несмотря на протесты местных властей, в Таежном Русал построил благоустроенный поселок для вахтовиков. Стройка не останавливалась даже на время новогодних «каникул», пока в начале 2009-го не грянул гром. Русал, выполняя контрактные обязательства по закупке оборудования для завода в Тайшете, «выдохся» – на эти цели пришлось потратить около 770 миллионов долларов, а к этому времени мировые цены на алюминий скатились с 3’000 долларов за тонну до 1’200. Для Дерипаски решение было совершенно логичным – остановить строительство и в Тайшете, и в Таежном как минимум, на пару лет.

Кризис

Кто и как составлял инвестиционный договор по КП, остается загадкой, но в нем не было предусмотрено никаких штрафных санкций за срыв предусмотренных сроков. Вот потому господин Дерипаска совершенно спокойно предложил приостановить и строительство БоГЭС – куда торопиться, если остановлена стройка будущего основного потребителя электроэнергии? Но технологически строительство ГЭС очень сильно отличается от строительства завода – такая остановка обошлась бы в очень серьезные деньги. И РусГидро приняло решение продолжать стройку, несмотря на то, что компаньон не справился с финансированием. Руководство Красноярского края сделало вид, что старается найти, создать, придумать новых потребителей, но это была всего лишь попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Во-первых, не смотря на громадьё планов, никаких новых крупных производств в Приангарье не строилось – ВЭБ продолжал проектировать проекты, а больше никого и не было, поскольку в правительственном паспорте КП ничего и не было, кроме инфраструктуры и БЭМО. Всего два года – и откровенная недоработка чиновников вызвала вполне ощутимые проблемы. Ну и, конечно, было очень большое «во-вторых». Придумать потребителей электроэнергии вместо завода Русала в Красноярском крае, в котором у Олега Дерипаски еще куча предприятий, дающих тысячи рабочих мест? Нет, это было бы чревато конфликтом, на который никто в Красноярске идти не собирался.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Строительство Богучанской ГЭС, Фото: travel.drom.ru

Собственных средств, на которые можно было бы продолжать строительство БоГЭС, у РусГидро не было, компания к тому времени приступила к реализации собственной программы комплексной модернизации ГЭС – и проблемы БЭМО вышли на правительственный уровень. Вот только и в государственном бюджете ничего лишнего не было, минфин даже сократил поступление средств на реализацию КП. Красноярцы приостановили зачистку ложа, сосредоточившись на строительстве дорог и исполнении схемы выдачи мощности БоГЭС в общую сеть. Были у краевых властей и еще важные дела – к примеру, разбираться, почему жилье для переселенцев из зоны затопления, которое строилось на федеральные средства, было построено с тотальным браком и куда при этом делись деньги…

Все, что смог сделать Русал в начале 2009 года – найти деньги для выдачи задолженностей по зарплатам, поскольку общая кредитная нагрузка концерна к тому времени выросла до 14 млрд долларов. Руководству РусГидро для продолжения строительства БоГЭС оставалось только одно – искать не самый жесткий по условиям кредит. Строители электростанции прекрасно понимали, чем пахнет дело, и в апреле 2009-го отправили открытое письмо вице-премьеру Игорю Сечину, губернатору Красноярска и Василию Зубакину (и.о. гендиректора РусГидро на тот момент):

«Ищите деньги, господа хорошие, останавливать стройку, выполненную на 70% – слишком дорого и глупо, вы растеряете сложившийся костяк специалистов»

Хлопонин откликнулся мгновенно: никаких остановок, срывать такой сложный и масштабный проект не дадим! Вот только от правильных слов и эмоций денег так и не появлялось, в арбитражные суды потянулись с исками подрядные организации, которым нечем уже было рассчитываться со строителями и поставщиками материалов.

Проблемы ЕЭС Сибири

Как знать, чем бы все это закончилось для БоГЭС и КП, если бы, в буквальном смысле этого слова, несчастье не помогло. 17 августа 2009 года произошла катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, унесшая человеческие жизни. Остановились турбины электростанции, что означало – Сибирь вступила в период энергодефицита. Уже 21 августа премьер-министр Путин В.В., произнес следующие слова:

«Нужно максимально ускорить строительство Богучанской ГЭС. Прошу доложить, что предпринимается в этом направлении»

В Красноярске внезапно поняли, что есть способ решения продолжить зачистку зоны затопления и на небольшие оставшиеся деньги. Вот до 21 августа не понимали, а тут вдруг озарение снизошло! Как в старые времена, валить лес и ликвидировать строения отправились заключенные – вот и все. Русал тоже внезапно понял, что ему пора передать оперативное руководство строительством ГЭС специалистам РусГидро. Вот до этого металлурги хотели участвовать во всех процессах, а тут вдруг вспомнили, что образование-то у них совсем другое! Но, так или иначе, отставание от сроков строительства к началу 2010 года составило 7 месяцев, и это было только начало.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Техногенная катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС (2009 год), Фото: livejournal.com

Теперь оценим, в какой ситуации оказалось правительство. Сибири срочно нужна была электроэнергия. Строить БоГЭС нужно было, наверстывая опоздание. Отстранить от проекта Русал? Это было бы равносильно признанию, что Россия не справилась с первым масштабным государственно-частным проектом. Строить ГЭС, заморозив строительство БоАЗ? Но Саяно-Шушенская за 2-3 года точно будет отремонтирована, а БоГЭС останется без якорного потребителя электроэнергии. И государственный банк ВЭБ согласился обеспечить проектное финансирование всего проекта БЭМО – у банка появился устойчивый интерес к этому региону, для развития которого он уже успел сделать немало замечательных проектов. Вот только и с выдачей кредита на строительство двух объектов были интересные нюансы.

Гарантом выступило РусГидро, которое передало в залог банку все принадлежавшие ему акции и БоГЭС, и БоАЗ, а акции, принадлежавшие Русалу в этом не участвовали никак. Государственный банк дал деньги под гарантии государственного предприятия для того, чтобы был закончен государственно-частный проект. Как это понимать? На наш взгляд – такой оказалась форма оплаты труда тех, кто составлял паспорт КП и готовил инвестиционный договор в 2006 году. Не было ничего комплексного – вот и результат. Вне «комплекса», к примеру, были золотодобытчики Полюса, которые в это же время приступили к разработке месторождения «Благодатное» в том же Приангарье, не обращая внимание на кризис, просто выполняя собственный план развития. В том же Северо-Енисейске трудилась и трудится еще одна «золотая» компания – Соврудник, в Новоангарске добывает свинец и цинк Горевский ГОК, в Мотыгинском районе успешно работает Сибирский магнезит – список НЕучастников как бы комплексной программы можно продолжать и продолжать. А вот, что бы было с исполнением КП, не случись авария на Саяно-Шушенской ГЭС и не вмешайся в дело Владимир Путин – можно только догадываться.

Дела «лесные»

В ожидании кредита ВЭБа стройку вели, как получалось – в условиях недофинансирования. Время от времени контролирующие органы отлавливали на стройке граждан Киргизии, Турции, Украины, Таджикистана – трудовые нелегалы как способ экономить на зарплате. Росфинмониторинг периодически заводил уголовные дела на чиновников «Дирекции по комплексному развитию Нижнего Приангарья» за воровство бюджетных денег – тоже экономия, знаете ли. Ну, а срок окончания строительства БоГЭС уже вполне официально сдвинули на конец 2011, после чего был перенесен и срок реализации всей КП – с 2012-го на 2015-й. В октябре случилось чудо – организованное ВЭБом предприятие Краслесинвест приступило к земляным работам на строительстве Богучанского ЛПК, хотя сказать, по какому из проектов шли работы, было уже затруднительно. То ли ЦБК, то ли МДФ, то ли просто доски и брус – потом разберемся. Зато в Богучанах появился новый рабочий поселок, люди получили работу – с хорошего банкира всегда есть польза. Были и еще какие-то проекты, связанные с лесным богатством региона.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития

Например, шведы из Sodra Group пообещали начать строить ЦБК «Ангара Пейпа» в 2011 году, да потом пропали куда-то, оставив краю долги по налогам. Приходили инвесторы, становились банкротами – жизнь кипела. Но ВЭБ сумел остаться непревзойденным, оцените сами. 08.09.2014 на странице пресс-центра ВЭБа появилось сообщение о торжественной церемонии открытия Богучанского ЛПК мощностью 440 тысяч кубометров в год. «Крупнейший инвестиционный проект в отрасли» и другие приятные слова.

В Богучанском районе Красноярского края состоялась торжественная церемония открытия первой очереди лесопромышленного комплекса (ЛПК). Новый ЛПК будет выпускать 440 тыс. м³ пиломатериалов экспортного качества в год. Проект реализован при финансовой поддержке ВЭБа. Объем средств, предоставленных Банком, составляет 15,8 млрд. рублей. Читать далее…

А вот сообщение на той же странице от 06.09.2016 – о торжественной церемонии открытия Богучанского ЛПК мощностью 440 тысяч кубометров в год. Крупнейший, между прочим, инвестиционный проект в отрасли!

В Богучанском районе Красноярского края введен в опытно-промышленную эксплуатацию лесопильный комплекс, созданный при финансовой поддержке Внешэкономбанка. Одобренный объем участия Внешэкономбанка составляет 17,7 млрд рублей. Читать далее…

Согласитесь, это просто талантливо – дважды торжественно открыть одно и то же предприятие дано далеко не каждому. Да, Геоэнергетика.ru, кроме Сбербанка, теперь, кажется, знает еще одно место, куда за кредитом точно не пойдет. Но эта красота того стоит! Что касается лесной отрасли, то итог описать просто – как не было в Приангарье нового мощного предприятия, так и нет.

Энергетики и металлурги

После получения проектного кредита от ВЭБа в размере 28,1 млрд рублей сроком на 16 лет стройка БоГЭС шла уже без срывов, если не считать того, что основательно подвела погода – при морозах за -45 останавливаются строительные краны, тут уж ничего не поделать. Зимой 2010 такие морозы продержались больше месяца, да еще и красноярские власти с очисткой ложа водохранилища подвели. Конечно, было увеличено количество заключенных на этой работе, летом активно помогали студенты, но наверстать так и не успели. Зато с прокладкой дорог все было нормально – сроки были соблюдены, уголовное дело о хищении государственных средств было только одно, хоть и крупное. В июле 2015-го, после заполнения водохранилища до проектного уровня 208 м Ростехнадзор РФ поставил точку – БоГЭС вышла на полную проектную мощность в 2’997 МВт.

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
Богучанская ГЭС, Фото: rushydro.ru

Что касается «алюминиевой» части КП, то тут история продолжается и продолжается. Осваивая свою часть кредита – 22 млрд рублей, без торжественных церемоний, в рабочем порядке БоАЗ начал работу в 2015 году, но пока запущена только половина первой очереди, 147 тысяч тонн продукции в год. По проекту БоАЗ – это четыре цеха, вот пока один из них и работает, второй должен быть запущен в 2018 году. КП развития Нижнего Приангарья при этом считается завершенной, что, собственно, и позволило Русалу весной этого года сделать новое предложение в адрес РусГидро: ввести в строй второй цех, и больше не трогать завод в Таежном, а вместо этого заняться введением в эксплуатацию завода в Тайшете. Это после того, как два года БоГЭС не работала на полную мощность, после того, как РусГидро, в силу этого, два года не получала денег от Русала на погашение кредита, выданного под ее гарантии в 2010 году…

В РусГидро сначала ни малейшего желания заниматься непрофильными для энергетиков проектами не высказали, но за полгода картина прояснилась и изменилась. В строительство завода в Тайшете Русал уже вложил около 770 млн долларов, на введение в эксплуатацию его первой очереди требуется еще около 800-900 млн. Но свободных денег у Русала нет, он ведет переговоры о проектном кредитовании все с тем же ВЭБом. А ВЭБ теперь не только специалист по двойному открытию одного и того же ЛПК, но еще и совладелец РусГидро, если помните. И вот ВЭБ решил, что без участия РусГидро в проекте завода в Тайшете кредит Русалу он дать не может – вдруг энергетики обрежут провода ЛЭП, которая протянута от Богучанской ГЭС? Нет, на такой риск банк не пойдет!

БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития
БЭМО – первый государственно-частный проект комплексного развития

Налицо «старая» школа – обстоятельный подход к присутствию на территории, где промышленное и социальное освоение идут равными темпами, Фото: boaz-zavod.ru

30 августа совет директоров РусГидро предварительно одобрил свое участие в Тайшетском проекте, согласившись, что условия вполне подходящие. Участие – паритетное, 50% на 50%, РусГидро оплатит свои 388 млн долларов следующим способом: 150 млн будет зачтено за акции «Иркутской электросетевой компании», 150 млн составят будущие дивиденды Тайшетского завода. Оставшиеся 88 млн РусГидро выплатит «живыми деньгами». В течение трех лет. После начала эксплуатации первой очереди завода. Риск, как вы понимаете, нулевой. Но согласие РусГидро пока что предварительное – Русал еще не согласился с тем, что энергетики получат право отозвать свои гарантии под кредитом 2010-го года.

Согласится Русал или нет? Увидим. Кредит для Тайшета, возможно, будет синдицированным – не только от ВЭБа, но и от других государственных банков, однако и в них все серьезно опасаются нетревзого электрика БоГЭС, который запросто может рубануть рубильник ЛЭП. В общем, фактор апокалиптического энергетика из проекта Тайшетского завода устранить невозможно никак, кроме как только акциями, которые он сможет перебирать для успокоения нервов. Откуда взялся этот электрик? Нет, не из мифов и легенд таежного края, что вы! Не исключено, что это как-то связано вот с таким официальным сообщением:

«В начале 2016 года Владимир Путин дал поручение правительству РФ проработать вопрос по достройке ТаАЗ, объединив его с проектом строительства БЭМО»

Какие выводы можно сделать из всей этой истории с КП развития Нижнего Приангарья? Кое-кто называет этот первый опыт реализации крупного государственно-частного проекта «показательно успешным», но даже беглый анализ свидетельствует о показательности, но не об успешности. Выхолащивание настоящей комплексности, произведенная на уровне правительства, замкнула интересы государственной компании РусГидро на интересы и возможности единственного частного участника проекта и едва не погубила проект в 2009 году. Отсутствие даже признаков штрафных санкций за срыв исполнения инвестиционных сроков лишило государство возможности хоть как-то воздействовать на частного участника. Передача контрольных и организаторских функций на уровень местного самоуправления, отсутствие жесткого государственного контроля стали причинами задержек освоения государственного финансирования, побудительным мотивом для казнокрадства.

Да, проект БЭМО сложился так, что сейчас у государства в лице РусГидро появляется реальная возможность компенсировать все пережитые сложности – но ведь обстоятельства могли сложиться и совсем иначе. Ну, а наше личное мнение можно изложить совсем коротко. Если уж комплексная программа развития завязана на интересы государственных концернов – они и должны получать функции организаторов и контролеров. Если уж комплексная программа во главу угла ставит развитие генерации электроэнергии – «командовать парадом» должны энергетики. Как такое может быть? У России намечаются еще два проекта комплексного развития регионов, которые мы и попытаемся проанализировать в дальнейшем.

Источник

Ключевые слова: БЭМО, Экономика и финансы
Опубликовал Сергей Манаков , 07.10.2017 в 18:37

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook
последние темы
ПРО МЕДИЦИНСКУЮ РЕФОРМУ, КОЗУ МАНЬКУ И НАСТОЙКУ НА СЕРЫХ МЫШАХ

ПРО МЕДИЦИНСКУЮ РЕФОРМУ, КОЗУ МАНЬКУ И НАСТОЙКУ НА СЕРЫХ МЫШАХ

2020 год. В село Охтыжбляки, благодаря реформе здравоохранения, дошла наконец доступная и качественная медицина. …Поскольку интернет в деревне добивал то

Сергей Манаков 21 окт, 04:16
0 0
Почему Украина никому не нужна

Почему Украина никому не нужна

Хотят украинцы это признавать или нет, но в том формате, в котором их государство существовало до февраля 2014 года, оно существовать не может. И проблема не в

Сергей Манаков 20 окт, 20:35
+2 0
Зачем проститутку пригласили на переговоры стоимостью миллиард долларов?

Зачем проститутку пригласили на переговоры стоимостью миллиард долларов?

Во многих наиболее известных фильмах, вроде «Крёстного отца» и «Красотки», присутствовать на деловых переговорах нанимают проституток. В «Крёстном отце» прости

Евгений Костриков 20 окт, 19:58
0 0

Последние комментарии

Тамара Воронина
Присоединиться

Самое интересное на странице БЛОГ и ГЛАВНАЯ