Как оказалось, дом является гостиничным комплексом, предназначенным «для целей удовлетворения потребностей сотрудников АО „Камов“ в жилье на время работы на предприятии». А раз Блинцова уволили, значит, у него нет права здесь находиться. У Александра были на руках оба решения Люберецкого суда. В них написано, что Александр Блинцов проживал в своей комнате на условиях договора социального найма.

Почему-то принимать во внимание эти документы никто не счел нужным. Судья Хуханова 16 февраля 2016 года удовлетворила все требования управляющей компании и обязала Блинцова освободить комнату. Целый год мужчина пытался обжаловать это решения. Другого жилья у него не было.

Он вспоминает — куда только не обращался. В Верховный суд, в Генеральную прокуратуру, в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ, в Общественную палату РФ, к губернатору Московской области, депутатам всех мастей и к Президенту России…

Пока мужчина искал правду, его попросту выселили из дома. Вот что говорится в акте выселения и описи имущества от 3 февраля 2017 года:

— В ходе исполнительных действий по выселению должника жилое/нежилое помещение, указанное в исполнительном документе, освобождено от выселяемого Блинцова Александра Борисовича, его имущества, домашних животных.

А в письме директора по персоналу АО «Вертолеты России» Е. Н. Кузьменкова читаем:

— В соответствии с техническим паспортом помещения, составленным Люберецким филиалом Государственного унитарного предприятия Московского области «Московское областное бюро технической инвентаризации» по состоянию на 5 декабря 2012 года, назначение здания по адресу: город Люберцы, улица 8 Марта, дом 4а — нежилое. Согласно экспликации к поэтажному плану технического паспорта комнаты, находящиеся в данном здании, являются жилыми…

В документах здание превращается из жилого в нежилое. То ли магия, то ли чиновничий произвол — непонятно. И что с этим делать — тоже. А времени на раздумья не было. Однажды Александр вернулся домой, а дверь в комнату закрыта и опечатана. Вскоре в нее въехал Роман, представившийся сотрудником полиции.

Александр даже не удивился. Да, вместо удовлетворения потребностей сотрудников АО «Камов» в жилье, как значится на бумаге, заводская администрация удовлетворяла всех желающих и, вероятно, платежеспособных. В доме уже давно проживали сотрудники полиции и разные загадочные граждане.

А у Александра лишних денег не было. Несколько месяцев он прожил здесь же, в общежитии. Спал на туристическом матрасе в коридоре. В исполнительном листе было написано, что Блинцов должен освободить комнату. А про коридор написано не было.